Перейти к содержимому



Поиск товара, услуги





- - - - -

Завтрашний день Сергея Гармаша


Недавно глава администрации Всеволожска Сергей Гармаш отвечал на претензии правительства. Сегодня 47News предложил ему ответить на вопросы журналистам. Он засомневался в том, что мы опубликуем все его мысли. Простые ситуации в городе Всеволожске редки. На этой неделе Александр Соболенко дал исповедальную пресс-конференцию журналистам в РИА "Новости", а Сергей Гармаш, напротив, - при стечении прессы был вынужден выслушивать притязания чиновников в областном правительстве.

47News решил выяснить, что он сам думает.

Прежде чем согласиться, в голосе градоначальника Всеволожска прозвучала нотка сомнения: всё, что я скажу, вы ведь, всё равно, не напишите.

- Сергей Алексеевич, нынешний год для Всеволожска юбилейный. Но, судя по всему, настроение у вас не праздничное.

- Тут нечего греха таить, есть некая неуверенность в завтрашнем дне. Прежде всего, причиной тому бесконечные разговоры о том, что полномочия городского поселения будут переданы на районный уровень. Мы работаем, пытаемся что-то сделать, прогнозируем пути развития территории, а зачем? Не исключено, что если вдруг произойдет объединение, у района будет совсем иной подход ко всему, чем мы сегодня занимаемся.

- И это не вызывает оптимизма?

- Напротив - я оптимист. До того, как стать главой администрации Всеволожска, я работал заместителем администрации главы Колтушской волости. Тот закон о работе органов МСУ, что был до 2005 года, и нынешний 131-й сильно разнятся между собой. Поначалу было даже несколько непривычно работать по-новому. Потом стали привыкать. Кстати, этот процесс привыкания пока еще нельзя считать завершенным.
Думаю, было бы больше толку, если бы как можно меньше вносилось изменений в 131-й закон. Надо дать поработать хотя бы лет пять, ничего не меняя. Но его все время пытаются обновить. Как тут работать?.
Я не хочу впадать в полемику, но всё дело в том, что все законодательные акты, которые принимались всё это время, были и ориентированы на то, что государственная и муниципальная - это разные власти. Поэтому и не стыкуются многие законы.
И так считаю я не один. Мы часто общаемся с коллегами из Гатчины, Кировска, Тосно, других городов Ленинградской области. Мнение у всех одно: объединение – это шаг назад. Оно может быть удобным для управления губернатору, а вот что касается непосредственно жителей территории, то такая реорганизация имеет отрицательный эффект.
Да и теоретики законодательного права считают, что государственная власть, таким образом, хочет подмять муниципалов под себя. Правда, это у них не очень получается. Поэтому хочется верить, что здравый смысл всё же восторжествует.

- Объединение неминуемо?

- У нас нет ни объединения, ни разъединения. Действие 131-го закона продолжается. Мы каждый исполняем свои полномочия. И лично у меня есть уверенность в том, что делаем мы правильно.
Но установка нашей районной власти однозначная - на объединение. В связи с этим уже внесены изменения в устав, но в Министерстве юстиции им отказали в утверждении. Обратились в суд. И там также был дан отказ, потому что действия эти незаконные. И я должен сказать, что такая ситуация не только у нас. В большинстве муниципальных районах внесенные изменения законодательно не утверждены.
Однако не во всех российских регионах такое положение дел. Например, в Московской области политики оказались дальновидными и сразу сделали крупные города областными округами, как у нас Сосновый Бор. Поэтому у них и не возникает таких конфликтов, как у нас.

- Как у вас складываются отношения с районными властями? Тихая война?

- Да, нет, нормальные рабочие отношения. Правда, иногда возникают спорные моменты, которые мы пытаемся решать как-то совместно. А если не получается, за помощью обращаемся в правительство области.

- Оно у вас в роли третейского судьи?

- Я не люблю этого слова "третейский судья". Мы обращаемся в тот или иной комитет правительства лишь в том случае, когда самим не удается утрясти какой-то важный вопрос.

- И что это за вопросы?

- В основном земельные, есть и архитектурного содержания, а также всё, что связано с деятельностью различных служб ЖКХ.

- Например?

- Ну, вот свежий пример: мы хотели построить жилой дом для малообеспеченных жителей с тем, чтобы сократить очередь. На начало года у нас 604 семьи стоит на учёте на получение жилья. А когда я пришел работать, три с лишним года назад, насчитывалось 850 очередников. Чтобы решить проблему, хотели своими силами построить дом. Полтора года назад с пакетом документов обратились в районную администрацию, но до сих пор не можем получить участок на территории города, свободный от прав третьих лиц.

- И какие аргументы против?

- А вы же знаете, у нас закон, что дышло. В частности, нам говорят, что муниципалитет должен эту землю выкупать на аукционе. А это совершенно не правильно.
Драгоценное время уходит. И пять участков общей площадью двенадцать гектаров, которые мы предлагаем для размещения детского сада, спортивного комплекса и жилья для малообеспеченных, нам не выделяют. Тут невольно задаешься вопросом: а может, есть заинтересованность использовать эту землю по другому?

- О чем ещё сегодня болит голова?

- А ещё у нас с районом имеется недопонимание и по части эксплуатации водозаборных очистных, которые влачат жалкое существование. От них горожане получают воду. А они относятся к районному предприятию. Исходя из своих полномочий, мы могли бы вкладывать средства в их реконструкцию, ремонт и развитие. Тем более что району, напротив, бюджетные средства использовать нельзя, приходится поддерживать предприятие только за счет инвестиционных отчислений. Но нам не дают. Есть тут пока недопонимание, но я думаю, что это всё временно.

- Несмотря на то, что у вас по-прежнему преобладает частный сектор, за последнее время город значительно разросся. Благодаря мощному жилищному строительству появилось много высоток. И ваши планы в этом направлении, как выяснилось на недавней встрече с вице-губернатором, строить и дальше, хотя эти устремления доставляют вам немало головной боли.

- До последней переписи у нас насчитывалось около 50 тысяч жителей, после - стало на 10 тысяч больше. Однако мощным строительство жилья у нас в городе назвать нельзя. В основном в сторону Колтуш и Разметелево разрастается Южный микрорайон. Но и он практически уже застроен, свободных мест нет.

- Но нередко у вас возникают конфликты частного характера. Например, мне рассказали историю о том, как муниципалитет рассорился с местной знаменитостью — депутатом Госдумы Светланой Журовой, имеющей коттедж в Бернгардовке.

- Да, она живет в этом микрорайоне города с 2001 года. И с ней мы иногда встречаемся. И по спорту, и по жалобам разбираемся. Но с недавнего времени она на нас обиделась из-за того, что напротив ее дома началось строительство многоэтажки. Светлана считает, что муниципалитет в этом виноват. А на самом деле она поссорилась со своим соседом, владельцем участка, на котором стройка идёт.
Но это, будем считать, частная история. А что же касается конфликтной ситуации, связанной с градостроением, в целом, то её, как таковой, у нас просто нет. У нас регулярно проходят публичные слушания по изменению регламента правил землепользования. В ходе обсуждения на них принимаются взвешенные решения.
Процедура их проведения обычная. Мы никого не лоббируем. К примеру, недавно к нам обратилась строительная компания по изменению высотного регламента на одном из участков. Мы вынесли этот вопрос на комиссию по изменению плана землепользования и застройки, в компетенции которой рассмотрение и принятие соответствующего решения.
Просто ситуация такая в городе, что конфликт пытаются раздуть искусственно. Кому-то это надо, вот и провоцируют людей. Но я лично для себя с недавних пор воспринимаю это как рекламу. Потому что по всем этим вопросам мне постоянно приходится встречаться с жителями и всё разъяснять, раскладывая по полочкам.
У нас есть один такой интернет-портал, на котором постоянно происходят информационные баталии. Его кто-то, как вы понимаете, финансирует, преследуя свои корыстные цели. И явно перебирают. Хотя мне в какой-то степени это на пользу, так как любая критика стимулирует, подстёгивает в работе.
Правда, если честно, то поначалу читал все наши местные газеты, но потом, когда понял ситуацию, - перестал. Во Всеволожске проживает много людей обеспеченных и с образованием, которые понимают, что происходит на нашем "рекламном поле".
В этом плане мне нравится фраза: "Всё, кроме некролога, надо воспринимать как рекламу". С некоторых пор именно так это и воспринимаю.

- Оценивая свою заботу за эти почти четыре года, что главное вашему муниципалитету удалось решить?

- Прежде всего, нам удалось добиться, что мы в полном объёме теперь исполняем бюджет. А в первые два года у нас постоянно было недовыполнение адресных программ, а также доходной и расходной частей. Сегодня таких проблем нет. Мы полностью выполняем ту адресную программу, что планируем с депутатами. Мы полностью выполняем и даже перевыполняем доходную часть бюджета. И практически выполняем расходную часть.

- Намного выросла ваша городская казна за эти годы и за счет чего?

- Если в первый год работы по 131-му закону бюджет нашего МО составлял 60 миллионов рублей, то сейчас он превышает 600. Из года в год эта цифра растёт. Это мы видим по налоговой статье "Налоги на доходы физических лиц" - этому стабильному налогу, который поступает в наш бюджет.
В прошлом году у нас за счет продажи земли доходная статья увеличилась в пять раз по сравнению с планом. В этом году наблюдается какой-то застой в этом плане. Зато земельный налог идёт. Сейчас мы уже практически годовой план выполнили.

- А за что вам сегодня как градоначальнику стыдно перед жителями?

- Я во Всеволожске живу с 1985 года. Почти 30 лет. И за это время вижу, как он превращается в город. Раньше это было три дачных поселка: Мельничный ручей, Всеволожская станция и Бернгардовка. Там в основном проживали питерцы на своих дачах. Поэтому они и формировались как дачные поселки. Здесь не было никакой инфраструктуры: дороги узкие, водоотведения и канализации не было. В связи с этим мы до сих пор испытываем сложности.
С конца 70-х у нас начал формироваться микрорайон "Котово поле". И дороги, и канализация, и водопровод. Но всё строилось однобоко, как, впрочем, и жильё. Сейчас даже представить трудно, что у нас все наши библиотеки располагаются в квартирах на первых этажах. А всё по той причине, что на территории микрорайона нет ни одного общественного здания. Даже краеведческого музея в городе нет. Вот за это мне - по-настоящему стыдно.
http://47news.ru/posts/105847/


0 Комментарии